Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела разумные

Мир перед угрозой 3-го послевоенного передела. Кто и зачем «размораживает» конфликты

В день открытия Олимпийских игр в Пекине мир стал свидетелем беспрецедентной по своей жестокости, цинизму и бесчеловечности военной акции. Поправ принципы международного права, христианские и общечеловеческие ценности, режим М. Саакашвили совершил акт геноцида по отношению к жителям Южной Осетии. Преступная авантюра националистического режима Грузии унесла жизни почти 2 тысяч ни в чем не повинных людей. Более 35 тыс. человек стали беженцами.

Сегодня мировое сообщество просто обязано избавиться от выработанной за последнее время привычки потакать США и их сателлитам и дать адекватную оценку преступлениям грузинского руководства.

Однако этого недостаточно. Для того чтобы предупредить подобные гуманитарные катастрофы, важно не только дать международно-правовую и общественно-политическую оценку событиям на Кавказе, но и разобраться в первопричинах произошедшего, вскрыть истинные мотивы и цели тех, кто выступил закулисным заказчиком «размораживания» межнациональных конфликтов в Евразии.

Первый передел. Распад социалистической системы

Первопричины нынешних межнациональных противоречий уходят своими корнями вглубь веков, а предпосылки необходимо искать в событиях последней четверти ХХ века.

В последней четверти ХХ века в силу ряда объективных и субъективных причин социалистическая система столкнулась с острым кризисом, а навязанная капиталистическими странами гонка вооружений сильно истощила экономический потенциал СССР и стран СЭВ. В таких условиях для Запада возникли удобные предпосылки для пересмотра итогов Потсдама и Хельсинки и реализации сценария первого послевоенного передела мира.

Уже в начале 80-х США и их союзниками была развернута активная идеологическая кампания по дискредитации политики социалистических правительств, а также ослаблению позиций в обществе правящих коммунистических и рабочих партий. Одновременно западные разведывательные сообщества приступили к поиску политических партнеров и «идеологических сателлитов» и формированию из их числа так называемой демократической оппозиции для подрыва социалистических государств изнутри.

Тогда в качестве проверенного и послушного орудия капитала на сцену идеологической борьбы вновь был выведен оправившийся после Нюрнберга национализм. Разномастные националистические движения в социалистических государствах становятся основными движущими силами антисоветских выступлений и главным инструментом послевоенного мирового передела.

Ставка на ультранационалистические силы была неслучайна. Именно праворадикалы, разжигая этническую и религиозную рознь, спекулируя на исторических трагедиях народов, были способны разорвать прочные политические, экономические и культурные связи между странами соцлагеря. В первую очередь их дружественные отношения с СССР, а позднее с Россией.

Поэтому не удивительно, что новые мировые гегемоны в лице США и транснациональных корпораций передали власть в большинстве постсоциалистических государств Центральной и Восточной Европы именно националистическим и праворадикальным силам. И эти силы полностью «оправдали» доверие своих хозяев. Даже придя к власти и получив кредит доверия своего народа, они так и остались марионетками в руках американских и натовских кукловодов. Повсюду размахивая лозунгами о защите национальных интересов, они превратили сдачу народного суверенитета чуть ли не в национальную идею. Они провозгласили безусловным приоритетом своей политики делегирование большинства политических прав в пользу международных организаций и военно-политических блоков, в которых доминируют страны Запада.

А экономические реформы, скроенные по худшим лекалам либеральных фундаменталистов, довершили передачу контроля над основными стратегическими активами транснациональному капиталу.

История учит, что приход националистов к власти в одном государстве — это беда для всех его соседей. Рано или поздно национал-радикальные политики становятся на путь разжигания ксенофобии, русофобии, национального антагонизма и преследования инакомыслящих.

Так, для югославянских народов геополитические эксперименты Запада вылились в настоящую трагедию. За установление «нового порядка» на Балканах уже в начале 90-х годов народы многонациональной Югославии заплатили реками пролитой в войнах и «этнических чистках» крови.

По схожим лекалам лепилась и политика Запада в отношении СССР. Уже в конце 80-х на территории СССР образовалось несколько очагов межнационального напряжения. В 1986 года возникают конфликты в Казахстане, которые уже в 1989 году перерастают в столкновения на межнациональной почве в Фергане и других городах. Противостояния на межнациональной почве разгораются и в других республиках Средней Азии: в 1989 году в Киргизии (Ошский конфликт). Растет напряженность в отношениях между Таджикистаном и Кыргызстаном. С 1987 резко обостряется ситуация в Нагорно-Карабахской области Азербайджана. В начале девяностых межнациональные распри охватывают практически весь Кавказ: гремят грузино-абхазский, грузино-осетинский конфликты. Накаляется обстановка в Европейской части СССР. В 1988 году узел межнациональных противоречий завязывается в Приднестровье. С середины восьмидесятых всячески подогревается русофобские настроения в прибалтийских республиках, на Украине и в Белоруссии.

В конечном итоге обострение межнациональных отношений и просчеты руководства СССР стали катализаторами процесса распада советского государства. Когда-то многонациональная страна, стержнем которой были идеи равенства и социальной справедливости, межнациональной дружбы, начала растаскиваться по «национальным квартирам».

Исчезновение СССР и превращение советских социалистических республик в феодально-капиталистические государства еще более усугубили течение большинства конфликтов на национальной почве. Конфликты в Нагорном Карабахе, Абхазии, Осетии и Приднестровье закончились кровопролитными войнами, унесшими тысячи человеческих жизней.

Такую непомерную цену заплатили народы СССР за инициированный Западом первый послевоенный передел мира.

Второй передел. Эпоха «цветных революций»

Несмотря на все усилия Запада, на постсоветском пространстве ультранационалистическим режимам удалось удержаться лишь в республиках Прибалтики. В этих так называемых молодых демократиях национальные меньшинства были низведены до статуса неграждан и оказались лишенными своих социальных, культурных и политических прав. Отношение к русским как к «оккупантам», «пятой колонне» и так далее было закреплено и на уровне законодательства. Вдобавок ко всему в Прибалтике началась активная кампания по реабилитации пособников нацизма, а неонацизм стал государственной идеологией.

В большинстве же других постсоветских государств националистические режимы довольно быстро потерпели политическое поражение (в Грузии, Украине, Беларуси, Молдове) и были отстранены от власти. Как следствие появились предпосылки к стабилизации ситуации, снижению градуса противостояния и постепенному «замораживанию» межнациональных конфликтов. На постсоветском пространстве начал устанавливаться мир, стали развиваться межнациональный диалог и экономические связи. Появились реальные предпосылки для широкомасштабной экономической интеграции.

Естественно, такой ход событий не устраивал США, их натовских союзников и транснациональные корпорации, представлял для них существенную угрозу.

Для нейтрализации этой «угрозы» США и их союзники решили приступить ко второму этапу передела мира. На этом этапе предполагалось окончательно закрепиться на Балканах, усилить свое влияние на Кавказе и в Средней Азии, не допустить сближения России, Украины, Казахстана и Беларуси. Для решения своих геоэкономических задач (контроль над ресурсами, рынками сбыта, утверждение в зоне влияния внешних эмиссионных центров) казалось необходимым и оправданным превращение новых независимых государств в военно-политических сателлитов и встраивание их в системы безопасности под американским контролем.

Цели и задачи, стоящие перед «геополитическими шахматистами» по второму послевоенному переделу мира, вполне очевидны.

Во-первых, военное присутствие США на Балканах, традиционно являющихся одним из самых «уязвимых мест» Европы, гарантировало бы «послушание европейских союзников» и одновременно ставило бы под контроль США перспективные маршруты доставки в Европу энергоносителей с Ближнего Востока, Каспия и даже из России. Ключом к достижению этой цели было критическое ослабление Югославии, вплоть до ее уничтожения как государства.

Во-вторых, установление проамериканских режимов на Кавказе и в Средней Азии гарантировало бы США доступ к энергетическим ресурсам (Азербайджан, Киргизия, желательно Казахстан и Туркменистан) и открывало пути для прокладки альтернативных российским маршрутов поставки углеводородов в Европу (Грузия). Это многократно усиливало позиции Америки как основного контролера стратегических ресурсов и путей их доставки в Европу. Одновременно решалась задача экономического и политического сдерживания России, а также расширялся плацдарм (наряду с Афганистаном) для военно-стратегического сдерживания Китая.

Третья задача также абсолютно очевидна. Не допустить создания политико-экономического союза между Россией, Украиной, Казахстаном и Беларусью. В противном случае США получали мощнейшего политического, экономического и военно-стратегического конкурента. Объединившись, эти четыре бывших советских республики, являвшиеся стержнем экономики СССР, вполне могли за короткое время завоевать первенство по темпам экономического развития в мире.

Для решения триединой геополитической задачи США, их союзники и сателлиты выбрали тактику прямого политического вмешательства во внутренние дела наших государств. С началом нового века под предводительством США в Евразию приходит новая «эпоха» — эпоха «цветных» революций.

Инспирирование «цветных революций» преследовало двоякую цель: либо страна, в которой происходили «революционные» события, критически ослаблялась, как это было с Сербией. Либо происходила резкая смена внутри- и внешнеполитического курса, как это произошло в случае с Украиной и Грузией. За этим следовало добровольное или принудительное размещение военных баз США на территории этих стран.

По отработанной и хорошо известной западным спецслужбам схеме политическая ставка вновь зачастую делалась на наиболее радикальные националистические круги, мечтающие о построении моноэтнических государств по образцу и лекалам стран Прибалтики. Затем смена власти объяв-лялась «демократическим волеизъявлением народа», а новый политический режим тут же записывался в лигу демократических государств.

Впервые технология «бархатного переворота» была осуществлена в Югославии. Переворот в Югославии был проведен в момент выборов и стал типичной операцией по свержению главы иностранного государства не через открытые силовые действия, а с помощью современных избирательных технологий. Ослабленное прямой военной интервенцией стран НАТО правительство С. Милошевича пало, открыв США дорогу к ослаблению позиций Сербии в регионе и, в конечном счете, распаду Югославии.

Апробированный и понравившийся сценарий был затем с успехом реализован в Грузии («революция роз» 2003 года) и Украине («помаранчевая революция» 2004 г.). Политические режимы этих стран уже изрядно надоели населению. Власть погрязла в коррупции и мздоимстве. Экономика оказалась разделена между несколькими сросшимися с властью олигархическими кланами, а уровень жизни граждан стал стремительно падать. Поэтому заявления об улучшении жизни народа, борьбе с коррупцией и казнокрадством, развитии экономики встречали восторженную поддержку граждан. Кампания по «промыванию мозгов» принесла свои плоды: народ с воодушевлением отдавал голоса за «новых демократов», якобы пользующихся поддержкой всего «прогрессивного» человечества. Люди поверили в иллюзию капиталистической демократии, за что и поплатились.

Тогда ни в Грузии, ни на Украине избиратели не прислушались к голосу левых, которые предупреждали, что к власти рвутся никакие не демократы, а представители радикальных националистических движений. И их основной целью является совсем не развитие экономики и улучшение жизни граждан, а резкая смена внутри- и внешнеполитического курса, отчуждение народного суверенитета в пользу США и НАТО.

К сожалению, самые мрачные прогнозы левых сбылись. Политические режимы Грузии и Украины оказались так же далеки от демократии, как небо от земли. Бессовестное игнорирование конституции, нарушение социальных и культурных прав и свобод граждан, попытки реабилитации и насаждения националистических идеологий, нагнетание межнациональных противоречий и русофобии стали визитными карточками внутренней политики украинской и грузинской власти.

Кардинально изменилась и внешнеполитическая линия этих стран. От относительно взвешенного курса времен Кучмы и Шеварднадзе произошел резкий поворот в сторону обострения отношений с Россией.

Все усилия были брошены на обеспечение вступления Украины и Грузии в Североатлантический военно-политический блок — НАТО.

При этом оба режима (и Ющенко, и Саакашвили) практически провалили другие направления внутренней и внешней политики. Сегодняшнее состояние украинской экономики ― высокая инфляция, сокращение темпов роста производства, падение уровня социального обеспечения граждан — убедительное доказательство несостоятельности режима Ющенко. Что касается экономики Грузии, то, по мнению многих экспертов, основным источником роста там по-прежнему являются деньги грузинских остарбайтеров, работающих в России.

Однако для заокеанских стратегов реальное положение в странах «победившей демократии» не представляло никакого интереса. Ни введение В. Ющенко внутренних войск в столицу Украины для разгона парламента в период жаркой политической весны 2007 года, ни применение М. Саакашвили слезоточивого газа против мирных демонстраций в Тбилиси осенью 2007 года не могли поменять «демократический» имидж фаворитов Белого дома. Геополитические цели США в результате этих «революций» были достигнуты, второй передел Большой Евразии и мира был завершен.

Угроза третьего передела и развенчание мифа о «демократических режимах»

Сегодня мы стали свидетелям не просто нового витка обострения на Кавказе. Это попытка «третьего передела», инициированная теми же стратегами с Капитолийских холмов. Американские геополитические конструкторы намеревались создать систему, в которой исключалась возможность появления какого-либо иного центра влияния в мире, кроме США.

Однако, когда экономическая «мощь» главного финансового центра мировой экономики зашаталась, когда доллар стал терять свое значение как мировая валюта, когда вся глобальная система капитализма, контролируемая транснациональными корпорациями, зашаталась, для сохранения своего господства пришлось искать новые пути. И решение было принято.

Чтобы ограничить возможности развивающихся Китая, России и Старой Европы, которая давно уже не удовлетворена гегемонией США и позиционирует себя как серьезный конкурент «дяди Сэма», решено было дестабилизировать ситуацию в этих регионах.

Но апробированные «цветные революции» уже не приносили эффекта. «Тюльпановая революция» в Кыргызстане (февраль-март) хоть и привела к смене власти, но не обеспечила задуманного эффекта. Новые власти не пошли на поводу у США. Руководство Кыргызстана посчитало бессмысленным и пагубным для национальной экономики ухудшать отношения с Россией и Китаем.

Недавняя попытка (июль 2008) организовать «цветной переворот» в Монголии и вовсе провалилась. Политические выступления оппозиции переросли в поджоги и бесчинства и были пресечены властью.

Когда неэффективен один инструмент, всегда пытаются найти иное средство. Американские стратеги быстро вспомнили о существовании нескольких замороженных межнациональных конфликтов в Большой Евразии. Косовская проблема в Европе, уйгурский и тибетский сепаратизм в Китае и, наконец, кавказский узел конфликтов.

В течение нынешнего года весь мир мог наблюдать, как один за одним «вспыхивали» эти конфликтные точки. Февраль 2008 года — провозглашение независимости Косово и беспорядки в сербской части края. Март 2008-го — активизация выступлений в Тибете, переросшая в массовые беспорядки и гражданские столкновения. Август 2008-го — нападение грузинских войск на Цхинвали и начало этнических чисток в Южной Осетии.

Это не простая цепь совпадений, а система хорошо спланированных и подготовленных акций. То, что ситуация в Сербии и Китае не привела к «взрыву» в регионе, свидетельствует лишь о взвешенной позиции руководства этих стран. Сербия предпочла международно-правовой путь и будет отстаивать свою точку зрения в международном суде ООН. Руководство Китая сделало все, чтобы погасить межэтническую конфронтацию и не допустить геноцида и этнических чисток. Но М. Саакашвили не мог «подвести» своих покровителей, обещавших защитить его от любых международно-правовых санкций и преследований. Тем более что к выполнению этой «миссии» грузинский режим готовился долго.

Не делая даже попыток экономической реинтеграции, налаживания социокультурного диалога и сближения между Грузией и Абхазией, Южной Осетией, М. Саакашвили намеревался гарантировать целостность Грузии методом военного принуждения и геноцида. Об этом красноречиво свидетельствует военная политика грузинского режима.

С самого начала своего президентства М. Саакашвили взял курс на милитаризацию страны. В последний год правления Шеварднадзе (2003-й) военный бюджет Грузии равнялся $30 млн. В 2004-м он вырос втрое ― до $90 млн. В 2005-м году военный бюджет увеличился до $200 млн. В 2006-м ― до полумиллиарда. В 2007-м военный бюджет должен был составить $850 млн, но его дважды пересматривали в сторону повышения, и к концу года было истрачено на военные нужды около $1 млрд. На 2008 год озвучивались планы правительства Грузии увеличить бюджет мин-обороны до полутора миллиардов долларов.

Стокгольмский международный институт исследований проблем мира, изучающий рынок вооружений, в своем ежегодном докладе в 2007 году назвал Грузию мировым лидером по росту военных расходов.

К обучению грузинских вооруженных сил привлекалось большое количество иностранных инструкторов, в основном из США и Израиля. Параллельно наращивалась и численность ВС Грузии. Если во времена Шеварднадзе при штатном расписании в 20 тыс. человек в строю находились около 6 тысяч солдат и офицеров, то с середины 2007 года эта полностью профессиональная армия увеличила штат до 32 тыс. военнослужащих на контрактной основе. Плюс порядка 100 тыс. резервистов по мобилизации.

К вооружению грузинской националистической власти приложило руку и украинское руководство. Именно Украина стала ключевым поставщиком военной техники и вооружений в Грузию в прошлом году, о чем свидетельствуют данные из отчета о международной торговле товарами военного назначения в 2007 году, опубликованного Организацией Объединенных Наций.

Согласно данным отчета ООН, в 2007 году Грузия импортировала 74 танка, 6 единиц бронетехники, 9 крупнокалиберных артиллерийских систем, 8 самолетов, 10,8 тысячи ракет и пусковых установок, а также 28,8 тысячи единиц огнестрельного оружия. Из этого перечня Украина полностью обеспечила поставки всех танков, бронетехники и самолетов. Кроме того, в 2007 году Украина экспортировала Грузии 5 артиллерийских систем, 495 ракет и пусковых установок, а также 19964 единицы огнестрельного оружия. Совокупная рыночная стоимость этой техники и вооружений должна была дать украинскому бюджету более 100 миллионов долларов.

Сегодня необходимо разобраться, дошли ли эти деньги до государственного бюджета, и выявить, в какие еще «горячие точки» продавало оружие украинское Министерство обороны, лично подчиненное президенту Ющенко. Коммунисты будут настаивать на создании парламентской следственной комиссии по этому вопросу и доведении этих фактов до сведения украинского общества.

В целом, видя все эти цифры, наивно полагать, что геноцид югоосетинского народа был случайным стечением обстоятельств. Совершенно очевидно, что невмешательство в происходящее в Южной Осетии поставило бы югоосетинский народ на грань полного истребления.

Получив сигнал из Вашингтона, «форпост западной демократии», как изволил назвать себя господин Саакашвили, перешел в наступление. Был открыт огонь на поражение по миротворческим силам, на законных основаниях находящихся на территории конфликта. Этим М. Саакашвили продемонстрировал мировому сообществу истинное отношение грузинского руководства и его союзников ко всем известным принципам и нормам международного права.

Вмешательство миротворцев призвано было сподвигнуть режим Саакашвили к прекращению огня. Однако это лишь разожгло военный запал агрессора. Развязав войну, он обратился к своим покровителям из Белого дома, призвав их выполнить свои «союзнические обязательства». В результате мир три дня балансировал на грани третьей мировой.

Этот конфликт проявил, у какой опасной черты находится сегодня мир. К чему могут привести болезненные амбиции националистических лидеров. Они все проявились. Накануне третьего передела маски были сорваны: президенты Украины, Польши, Эстонии, Литвы и премьер-министр Латвии прибыли в Тбилиси поддержать режим Саакашвили. Тем самым они показали миру, какие истинные ценности и союзнические обязательства их связывают.

Всему миру пора задуматься об угрозе возрождающегося национализма, а украинскому обществу пора задуматься, куда могут завлечь нашу страну геополитические игрища национал-радикалов. Нельзя допустить, чтобы заокеанские кукловоды и их политические марионетки сделали украинский народ следующей жертвой геополитических игр Запада против России.

Автор: Петр Симоненко