Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Все о программном РРО для вашего бизнеса здесь.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Мы раз... Бо-бо... Бо-бойники!

О том, как плохо не иметь депутатского иммунитета, в свое время узнала и Юлия Тимошенко. 19 января 2001 года она была освобождена от должности вице-премьера (с согласия тогдашнего премьера Ющенко), а уже 13 февраля отправлена в следственный изолятор по делу ЕЭСУ
О том, как плохо не иметь депутатского иммунитета, в свое время узнала и Юлия Тимошенко. 19 января 2001 года она была освобождена от должности вице-премьера (с согласия тогдашнего премьера Ющенко), а уже 13 февраля отправлена в следственный изолятор по делу ЕЭСУ
Разумеется, отношение оранжевых  «революционеров» к депутатской неприкосновенности изменилось сразу же после того, как они сами взялись за штурвал. Теперь она им мешала. Не собственная, разумеется, а неприкосновенность политических оппонентов
Разумеется, отношение оранжевых «революционеров» к депутатской неприкосновенности изменилось сразу же после того, как они сами взялись за штурвал. Теперь она им мешала. Не собственная, разумеется, а неприкосновенность политических оппонентов

Похоже, что Юлия Тимошенко и «нашеукраинцы» испугались реализации собственных предвыборных лозунгов. После того, как регионалы заявили о том, что от закона нехорошо прятаться не только в стенах парламента, но и на Банковой, а также предложили разрешить эту проблему «здесь и сейчас», собрав для этого сессию Верховной Рады, в рядах оранжевых началось смятение.

«К нам не подходи, к нам не подходи...»

Проблема неприкосновенности народных избранников в Украине возникла еще до обретения ею независимости. И первой жертвой ее потери стал депутат «первой демократически избранной» в 1990 году Верховной Рады, тогда еще диссидент Степан Хмара. Он был обвинен в хулиганском нападении на работника милиции, после чего парламент дал согласие на его задержание и Степан Илькович «отбарабанил» в КПЗ несколько месяцев.

«Дело Хмары» имело большой резонанс. Именно тогда депутатский иммунитет был впервые назван единственной защитой оппозиционных политиков от расправы со стороны «режима». Понятное дело, в течение всего этого времени украинская оппозиция всех цветов (красные, оранжевые, а потом и бело-синие) были категорически против его упразднения.

После еще одного дела — экс-премьера Павла Лазаренко, на которого парламент также выдал «лицензию на арест», — вопрос депутатского иммунитета значительно обострился. Среди украинских избирателей (не без помощи СМИ) возникло твердое убеждение, что в народные избранники идут вороватые олигархи, и идут именно за депутатской неприкосновенностью.

Таким образом, идею о прячущихся от возмездия в стенах Верховной Рады олигархах первым подал отнюдь не Виктор Ющенко. Это произошло еще при его предшественнике и политическом отце Леониде Кучме. Опять же, не Ющенко, а Кучма был первым из президентов, кто инициировал отмену депутатской неприкосновенности как таковую вообще.

И не просто инициировал: по этому и еще нескольким вопросам 16 апреля 2000 года был проведен всеукраинский референдум. На вопрос «Чи згодні Ви з необхідністю обмеження депутатської недоторканості народних депутатів України?» положительно ответили 26 730 432 избирателей — то есть 89,91% из проголосовавших.

Но, как известно, ни предложение ограничения неприкосновенности депутатов, ни идея создания двухпалатного парламента (который тоже первым предложил Кучма, а не Ющенко) не были реализованы. Поскольку оппозиция, в том числе «Батьківщина», была категорически против, заявляя, что этим она лишится единственной защиты от «политического террора режима».

О том, как плохо не иметь депутатского иммунитета, в свое время узнала и Юлия Тимошенко. 19 января 2001 года она была освобождена от должности вице-премьера (с согласия тогдашнего премьера Ющенко), а уже 13 февраля отправлена в следственный изолятор по делу ЕЭСУ.

Разумеется, сама она поясняла все «политическими преследованиями». Вот только верили ей не все избиратели. Мысль о «прячущихся в политике» олигархах-мироедах тогда уже овладела массами. Исключение делалось только для «своих»: в полную невиновность любимых кумиров электорат верил безоговорочно, зато на «чужих» обрушивал всю накопившуюся социально-классовую ненависть, требуя их арестовать и посадить. В этой ситуации вопрос о неприкосновенности стал фарсом, политической картой.

Выборы 2002 года еще раз подтвердили, какая это полезная штука — неприкосновенность. Особенно для будущих членов фракции БЮТ. Например, став депутатом, Андрей Шкиль смог выйти из заточения в следственном изоляторе, где находился за участие в массовых беспорядках 9 марта 2001 года, и впоследствии уже не опасаться людей в форме. Даже когда в апреле уже 2007 года попал в автокатастрофу, в которой погибло 2 человека.

А Юлия Владимировна смогла в течение двух лет весело показывать свой носик Генпрокуратуре, которая тщетно домогалась от Верховной Рады согласия на привлечение Тимошенко в ответственности по все тому же делу ЕЭСУ.

Но это, так сказать, использование депутатской неприкосновенности в прямых целях, для защиты. Но в умелых руках крепких мужчин из «Нашей Украины» она стали и грозным оружием. Оно пришлось кстати осенью 2004 года: депутаты расшвыривали кордоны милиции, раздавая служивым тумаки и угрожая превратить их жизнь в кошмар, если те только дотронутся до народных избранников.

Трогать — не трогать — трогать...

Разумеется, отношение оранжевых «революционеров» к депутатской неприкосновенности изменилось сразу же после того, как они сами взялись за штурвал. Теперь она им мешала. Не собственная, разумеется, а неприкосновенность политических оппонентов.

Революционная толпа требовала жертв. Она была заражена убеждением, что во власти сидят одни бандиты. Разумеется, во власти старой, «кучмистской». Майдан обещал толпе, что «бандиты будут сидеть в тюрьме», и это обещание стало головной болью новой власти.

Свершившаяся мирная передача булавы от Кучмы к Ющенко подразумевала некие договоренности. Леонид Данилович и большинство олигархов его окружения, как говорили в кулуарах, получили от оранжевых полные гарантии своей неприкосновенности. Более крепкие, чем те, что прописаны в Конституции для народных депутатов и экс-президентов.

Тему «суда над кучмизмом» быстро замяли, а чтобы как-то успокоить испытывающие революционное вдохновение массы, немного оторвались на регионалах. Команде Януковича, которую просто кинули на выборах 2004 года, похоже, никто никаких гарантий безопасности не давал.

Впрочем, отменить депутатский иммунитет в 2005 году оранжевым не удалось. Во-первых, для этого у них явно не хватало голосов в парламенте, а спрягать и разгонять его они тогда еще не решались. Во-вторых, после того как довольно быстро произошел разрыв между «любими друзями» и Тимошенко, которую Ющенко опять выставил за двери, у БЮТ снова появилась потребность в депутатском иммунитете. На всякий случай!

Обстановка было напряженная и непонятная. Многие всерьез полагали, что «сядут все», кроме, разумеется, членов «Нашей Украины». В итоге вместо отмены неприкосновенности депутатов Верховной Рады парламент наделил ею и своих коллег из местных советов. Хотя и ненадолго.

«Да ты ж сама говорила!»

И вот теперь, в канун досрочных выборов, тема отмены неприкосновенности депутатов парламента вновь всплыла, став ключевым лозунгом оранжевых и «белых с сердечком».

Этого требует Виктор Ющенко в своем знаменитом телеролике и с биллбордов, где он с драматическим выражением убеждает, что «в парламенте создают законы, а не прячутся от них». Этого требует его супер-пупер-мегаблок НУНС во главе с Юрием Луценко и даже собрал энное количество подписей в поддержку отмены неприкосновенности. Этого требовала и Юлия Тимошенко. Давайте, мол, на первой же сессии нового парламента возьмем, да и отменим ее. А перед этим, одновременно с выборами, проведем референдум, на котором народ скажет свое дружное «нет» неприкосновенности.

В чем же причина этой очередной кампании по «борьбе с коррупцией в парламенте»? Неужто планируется серьезная «большая чистка»? Или просто хотят отсечь от участия в выборах бизнесменов, для которых депутатский мандат ценен, если честно, как раз иммунитетом?

Комментариев и разнообразных версий было немало. Однако все карты смешались, когда Партия регионов, против которой и была направлена кампания по отмене неприкосновенности, перехватила инициативу и неожиданно выступила в поддержку новой идеи-фикс оранжевых.

Открывая недавно заседание Кабмина, премьер Виктор Янукович предложил не откладывать дело в долгий ящик до первой сессии нового парламента, а собрать уже в ближайшие дни сессию парламента нынешнего — и дружно проголосовать за этот вопрос. С этим согласились и Александр Мороз (кстати, все эти годы являвшийся сторонником неприкосновенности как политической защиты депутатов), и Компартия.

Что, парламент распущен? Ну и что, ведь собирались депутаты с любезного разрешения президента для утверждения предвыборных законов, почему бы не повторить процедуру еще раз. Неужели Виктор Андреевич не одобрит это столь важное, почти принципиальное для него дело?

«Интересно, как на нее отреагируют так называемые оппозиционные силы, а также президент. Тут сразу будет видно, кто по-настоящему хочет решить эту давнюю проблему, а кто на ней только пиарится», — задал тогда риторический вопрос коммунист Адам Мартынюк.

Вот тут-то и начались настоящие чудеса!

Что по этому поводу скажет Виктор Ющенко (или заменяющий его уста Секретариат), станет известно, скорее всего, только во время его пресс-конференции. Но Юлия Тимошенко, одна из горячих сторонниц отмены неприкосновенности, предложение регионалов не только не поддержала, но и всячески раскритиковала в своей фирменной манере, назвав «профанацией».

«Я думаю, что Мороз и Янукович занимаются такими провокациями, потому что у них из-под ног земля уходит», — заявила она с голубых экранов, вызвав огромное недоумение у телезрителей.

Своего лидера поддержал и замглавы БЮТ Григорий Немиря, скептически отозвавшись на предложение Виктора Януковича: «Это, скорее, игра слов, чем высказывание зрелого политика, каким он себя позиционирует. Это не дает доверия обществу, это является очередным проявлением популизма в исполнении Януковича».

Что случилось, почему Юлия Владимировна против? Вот же она — возможность раз и навсегда срубить головы гидре «парламентской коррупции» прямо сейчас, не дожидаясь принятия новой Конституции в проекте Тимошенко! Зачем терять время, ведь она же сама этого так хотела!

Появилась и первая реакция «нашеукраинцев». Кандидат в народные депутаты от НУНС Александр Третьяков назвал предложение регионалов... кощунством. А первый номер блока Юрий Луценко заявил, что регионалы, оказывается, хотят примазаться. «Если Янукович действительно хочет отменить депутатскую неприкосновенность, он может прийти в октябре и декабре на сессии и поддержать разработанный нами законопроект, не обещая химеры, которые он сегодня рассказывает о созыве сессии несуществующего парламента», — сказал Юрий Витальевич.

Реакция БЮТ и НУНС на предложение реализовать их же главный предвыборный лозунг, мягко говоря, удивляет. Но пояснение этому есть.

«Вам мат, товарищ гроссмейстер!»

Думается, что для оранжевых предложение регионалов действительно является кощунством, ведь оно выбивает у них из рук самый привлекательный предвыборный лозунг.

Большинство избирателей по-прежнему поддерживают идею «привлечения нардепов». Сторонники оранжевых ждут, когда посадят бело-синих, а сторонники бело-синих и красных будут рады, если, к примеру, Юлия Тимошенко «ответит» за ЕЭСУ.

Посыл «бандитам — тюрьмы» по своей значимости для оранжевых сродни теме русского языка у сине-красных. Тем более что в запасе не так много конфеток для избирателей, да и сентябрь на носу.

ПР вообще методично и последовательно отбирает эти конфетки. Что там еще было у оранжевых — повышение зарплат и социальных выплат? Регионалы быстро отреагировали: кое-что Кабмин уже повысил, кое-что запланировал на следующий год. Причем это реальные шаги, а не предвыборные обещания.

Но и это не все сюрпризы, которые приготовили регионалы. Помимо отмены неприкосновенности, они предложили разрешить и еще один вопрос, так раздражающий избирателей на протяжении всей истории независимой Украины, — скостить чрезмерные депутатские и чиновничьи льготы.

Как сообщил руководитель избирательного штаба ПР Борис Колесников, в парламент будут внесены законопроекты, согласно которым жалование народному депутату уже с 1 января 2008 года будет иметь размер средней зарплаты по стране.

«Со следующего года вместо 173 миллионов гривень на заработную плату народных депутатов мы планируем 9 миллионов гривень», — подчеркнул Колесников. Кроме того, народному депутату также придется отказаться от 4 штатных помощников (оставят двоих), а ряд депутатских санаториев и больниц будут проданы с аукциона.

Ответить на это оранжевые смогут разве что предложением работать бесплатно и ездить на велосипедах. Если вообще ответят чем-либо более существенным, чем призывы «не верить бандитам».

Однако главной головной болью для оранжевых станет законопроект, по которому неприкосновенности вместе с депутатами должен быть лишен и... президент.

Конечно, последнее предложение больше является политическим хуком и вряд ли будет в конечном счете реализовано. Ведь и Янукович, надо полагать, имеет президентские виды. Однако это хороший риторический ответ Виктору Андреевичу на его рассказы о «коррупции в парламенте». Мол, раз уж быть открытыми для общества всем, то от закона и народа не стоит прятаться не только в стенах парламента, но и на Банковой.

Нужно отметить расторопность регионалов. Они отлично сработали, поставив оппонентам настоящий мат. Если принять предложение о снятии депутатского иммунитета и льгот на сессии нынешнего парламента, регионалы, поддержавшие их социалисты и коммунисты отнимут последний главный лозунг «нашеукраинцев». С чем тогда идти на перевыборы, если все остальные оранжевые программы накрылись трипольским горшком? В ЕС Украину не принимают, членство в НАТО тоже не светит — чем народ-то завлекать, вышиванками?

Публично отказавшись от предложения ПР, оранжевые попали в весьма неловкое положение, из которого теперь будут с трудом выбираться, сочиняя всевозможные отмазки и уходя от прямого ответа скабрезными репликами в адрес оппонентов.

Разумеется, это мат и главному оранжевому гроссмейстеру — Виктору Ющенко. Который, не исключено, может отреагировать на него несколько неадекватно. До швыряния шахматной доской в люстру дело, может, и не дойдет, но ведь президенту потребуется как-то красиво выйти из создавшейся ситуации.

Но вот вопрос: из каких соображений исходили регионалы, отдавая неприкосновенность, как Кутузов Москву? Ведь последние пару лет она была серьезной защитой для бело-синих политиков и привлекала в парламент немало бизнесменов. Да и олигархи из БЮТ и «Нашей Украины» еще недавно высоко ценили депутатский иммунитет.

На этот вопрос уже ответил политолог Олесь Доний (кстати, №37 в предвыборном списке НУНС): «Тема снятия депутатской неприкосновенности чрезвычайно популярна в обществе. До сих пор существует миф, что именно из-за депутатской неприкосновенности криминализированные бизнесмены рвутся в Верховную Раду, скрываясь от справедливого суда. На самом же деле те бизнесмены, которые идут в Верховную Раду, давно не боятся украинского судопроизводства, потому что имеют на своем содержании не только адвокатов, но и судей, и прокуроров».

Если вспомнить, какие оригинальные решения выносит самый справедливый в мире украинский суд, то с этим мнением можно вполне согласиться. Действительно, эпоха, когда защиту от закона искали в парламенте, закончилась. Сейчас защиту от закона можно более гарантированно (а возможно, и более дешевле) получить в ближайшем районном суде...

Автор: Виктор Дяченко
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.